Несмотря на усилия по снижению уровня давления на бизнес, прошлый год для предпринимателей легким не был. В 2019 году федеральному бизнес-омбудсмену Борису Титову поступило 2 230 обращений, это на 3% больше, чем годом ранее. Как мы видим, общее число обращений осталось практически прежним. А вот количество жалоб на уголовное преследование бизнеса выросло критически – с 30,5% до 44%. Весь прошлый год был полон громких уголовных дел против бизнеса, но, пожалуй, самое резонансное из них — дело Baring Vostok, которое всколыхнуло бизнес-общественность. Это уголовное дело знаменательно не только резонансом и масштабом, но количеством нарушений со стороны правоохранителей, что делает кейс иллюстрацией к уголовным делам против бизнесменов по всей России, и вот почему.

В основе уголовного преследования Калви и его коллег лежит корпоративный спор между акционерами банка «Восточный» — Baring Vostok и давних партнеров Артема Аветисяна и Шерзода Юсупова, по заявлению последнего и было возбуждено дело. Конфликт между партнерами длился не один год, но решение подключить уголовную дубину появилось лишь тогда, когда все иные, административные, методы были исчерпаны. Еще один аргумент, который говорит в пользу этой версии – события, происходившие вокруг банка «Восточный»: после заключения сотрудников BV под стражу, контроль над банком перешел к их оппонентам.

Уголовное дело изначально заведено по «резиновой» ст. 159 УК РФ (мошенничество), под которую можно подвести почти любое невыполнение договорных обязательств. Но очевидно, о неисполнении обязательств в деле Baring Vostok речи не идет, вопрос лишь в оценке стоимости актива, что является предметом для арбитражного, а не уголовного разбирательства. Более того, ущерба банку не было, ведь стоимость отступного – акций IFTG – в несколько раз превышала размер выданного «Восточным» кредита, что и подтвердила экспертиза, проведенная по заказу следствия.

Но вместо того, чтобы отказаться от преследования сотрудников старейшего инвестиционного фонда в России, обвинение было переквалифицировано со ст.159 УК РФ (мошенничество) на 160 УК РФ (растрата). Но эти обвинения еще абсурднее, ведь они теперь касаются событий не 2017 года, когда банку был возвращен кредит, а 2015-го, когда он был выдан ПКБ. Но позвольте, пять лет назад Юсупов не имел отношения к банку и не был акционером!

Трое из семи фигурантов этого безосновательного дела целый год провели в СИЗО, в то время как остальные обвиняемые находились под домашним арестом. Все это время суд, следователи и прокуроры игнорировали ст. 108 УПК РФ, которая прямо запрещает применять самую суровую меру пресечения обвиняемым по экономическим статьям, уверяя, что вменяемые Зюзину, Абгаряну и Владимирову действия к предпринимательству не относятся. Но если в основе дела лежит сделка – неважно, погашение кредита через отступное или его выдача – значит, это предпринимательская сделка.

Ссылаясь на особую сложность дела, следствие раз за разом просит о продлении меры пресечения всем фигурантам дела. И суд безоговорочно встает на сторону следствия, которое не раскрывает сути своих действий, не приводит конкретных обоснований, а лишь отделывается общими фразами, — создается впечатление, что о презумпции невиновности давно уже речи не идет.

Следствие продлено до 13 мая, и фигуранты дела уже целый год находятся под арестом (пусть сейчас и домашним, но арестом) по недоказанным, необоснованным обвинениям. При отсутствии убедительных доказательств вины уголовное преследование должно быть прекращено, а попытка подвести доказательную базу под придуманный состав преступления — это не только незаконно, но и не гуманно.

Давление бизнес-партнеров в рамках коммерческих споров с привлечением правоохранительных органов, использование «резиновой» 159 УК РФ и игнорирование 108 УПК РФ, длительное ограничение свободы бизнесменов по недоказанным обвинениям – все эти «симптомы» характерны не только для дела Baring Vostok, но для всех дел против предпринимателей в России.

Подобные уголовные дела негативно влияют на хрупкую среду доверия, которую пытаются создать участники рынка и государство, и наносят непоправимый ущерб инвестиционному климату. Ведь если не защищены такие крупные компании как Baring Vostok, который за 25 лет своего существования не был втянут ни в одно уголовное дело, то что же говорить о среднем и малом бизнесе? Фактически предприниматели понимают, что какой бы ни была твоя репутация, как бы ты не старался действовать в соответствии с законом, победит тот, у кого сильнее ресурс и «крыша», а риск оказаться в тюрьме из-за корпоративного конфликта есть у каждого. Из-за таких уголовных кейсов как Baring Vostok у среднего и малого бизнеса отсутствует мотивация работать в белую и быть открытыми.

Фактически от исхода этого дела зависит приток иностранных прямых инвестиций и развитие российского предпринимательства как такового, а значит и благосостояние каждого из нас.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире