Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 15 февраля – выставка «Петр Первый. Коллекционер, исследователь, художник» в Музеях Московского Кремля.

Гость передачи – заместитель генерального директора по развитию просветительской деятельности и популяризации Музеев Московского Кремля Ольга Дмитриева. 

 

В Музеях Кремля открыли выставку «Петр I – коллекционер исследователь, художник».

И очень, надо сказать, хорошо сделали. И к тому же сделали хорошо. Простите за каламбур, но выставка действительно удалась.

К тому же, с учетом предстоящего в не столь уж далеком времени (в 2022 году) отмечания 350-летия со дня рождения первого российского императора (которое, как я узнала не без удивления, предполагается праздновать три года, присоединив к торжествам 300-летия провозглашения Петра императором, что будет в 2021 году), выбор такой темы явно будет успешно контрастировать со всеми ожидаемыми политическими и военными фанфарами в будущих выставочных проектах других музеев. 

(Прижизненный – 1712 года – портрет Петра работы Георга Фридриха Динглингера прибыл на выставку из «Зеленых сводов» Дрездена.)

 

Начинается история, между прочим, вовсе не с пресловутой Кунсткамеры в Петербурге (которая, впрочем, в данной выставке тоже активно участвует). Нет, начинается еще с Москвы. Где, разумеется, имелась Оружейная палата – но в то время еще как комбинация художественных мастерских с хранилищем царских регалий и дипломатических даров, а вовсе не как публичный музей. Но как бы то ни было – это была основа для старта.

В мастерских Кремля, кстати, для юного Петра изготовили вот эту «алмазную шапку» для совместного венчания на царство с братом Иваном. 

 

Для этой же церемонии, вполне возможно, был изготовлен вот этот  наперсный крест – во всяком случае, на его обороте присутствует изображение апостола Петра. 

 

Большая же часть представленных парадных царских регалий относится к первой половине XVII века – то есть ко времени Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. 





 

Но официальными регалиями, парадными облачениями, пиршественной утварью и конским убранством – то есть вещами все-таки практическими – собрание московского престола не ограничивалось. Более того, оно было весьма внушительным – вот «переписная книга государевой оружейной казны», составленная в 1687 году: в ней 707 листов.  

 

Немалую часть всего этого хозяйства составляли и дипломатические дары – и в результате в коллекциях кремлевских музеев находится немало любопытных предметов декоративно-прикладного искусства разных стран. 







 

Интересно, что подобные произведения могли иметь не только художественное, но и политическое значение. Как, например, это блюдо. 

 

Работа мастера из Аугсбурга Лоренца Биллера хороша, разумеется, уже сама по себе. Но посмотрим на ее центральную композицию: это аллегорическое прославление вполне портретно узнаваемых победителей в Венской битве 1683 года (она положила конец завоевательным войнам Османской империи в Европе). Изготовленное по специальному заказу блюдо было преподнесено в 1684 году посланниками Священной Римской империи царям Ивану и Петру Алексеевичам. И за этим изображением несомненно просматривался призыв к русским правителям присоединиться к альянсу против Османской империи. 


 

Между тем юный Петр пребывает главным образом в селе Преображенском. И там не только создает потешные полки и начинает работать на токарном станке, но и формирует собственное небольшое собрание. В основном это карты, гравюры, предметы, имевшие отношение к морскому делу и вообще различные «куриозные вещи». Плюс «военная арматура» – образцы холодного и огнестрельного оружия. Позже они поступят в императорскую «рюсткамеру» – оружейное собрание. 

 

Пополнят эту коллекцию в дальнейшем и трофеи Полтавской битвы – но это будет позже. 


 

А вот интерес к собственно публичным коллекциям (при всей ограниченности тогдашней публичности) появился у Петра во время «Великого посольства» (ознакомиться с его маршрутом на выставке можно и с помощью интерактивных стендов). 

 

Архив древних актов предоставил для экспонирования «свидетельствованную грамоту» (иными словами, паспорт) на имя Петра Михайлова (мы помним, что в поездку 1697 года царь отправился инкогнито). 

 

И конечно, главным с точки зрения музейного дела стало в этой поездке посещение Дрезденской кунсткамеры. То есть собрания Августа Сильного, с которым у Петра сложились отношения, которые можно назвать не только союзническими, но и дружескими. 


 

И тут надо отметить, что участие в подготовке выставки приняли не только многочисленные российские музеи (кроме собственно Музеев Кремля это Федеральные архивы и Библиотека Академии наук, Военно-исторический музей из Санкт-Петербурга, Эрмитаж, Петергоф, Кунсткамера, московский Музей-усадьба «Кусково»), но и музеи тех стран, где Петр побывал во время своей поездки: Национальный морской музей в Гринвиче (Лондон), Музей Амстердама и, конечно, дрезденские «Зеленые своды».

Оттуда, в частности, прибыло несколько замечательных образчиков декоративно-прикладного искусства с использованием «барочных» жемчужин. 


 

Еще подобные курьезности – здесь используются уже не жемчужины, а морские раковины. 


 

Но не только красивости обнаружились в коллекции Августа. Были там и инструменты – тоже, конечно, красивые, сделанные на заказ, но при этом вполне функциональные. 


 

Приехала из Дрездена и еще одна любопытность. Это компас. Впрочем, компас как компас, только вот, оказывается, выточил его корпус лично Петр. 

 

Ну, и завершая тему путешествий, обратим внимание на два собственных петровских костюма. «Польский» (это красный – «кафтан сукно червчато, расшито шнурками золотными»), который Петр носил во время пребывания в Польше. И голландский матросский костюм (куртка-бострог, штаны и шляпа), удобный покрой которого так понравился Петру, что он заказывал подобное платье неоднократно. 

 

Осмотр зарубежных коллекций не только удовлетворял любопытство молодого царя, но и позволил ему осознать, что публичность подобных собраний – это еще один способ укрепить авторитет власти. Началось формирование уже российских коллекций. 

 

Интересы у Петра были широки – речь шла не только о собирании художественных ценностей или вообще драгоценностей. Разделы выставки включают и оружие (частью мемориальное), и памятные медали (которые Петр также активно чеканил, осознавая, что таким образом дополнительная значимость придается и событиям, в честь которых медали изготовлены), и научные приборы. Вот, в частности, артиллерийские и геодезические. 

 

Глобус в футляре с картой звездного неба. 

 

Были приобретены книги по анатомии, зоологии, ботанике (вообще первые научные коллекции, как и собственно учреждение Академии наук – все это из времени Петра). 



 

Есть в коллекции и экзотические разделы – например, китайский. 



 

Но абсолютный шедевр здесь – так называемая «сибирская коллекция», первое в России археологическое собрание (как и первые распоряжения по, как бы мы сейчас сказали, «охране культурного наследия», исходили от Петра). Всего эта коллекция включает около 240 золотых предметов. В Москву, конечно, из Эрмитажа прибыло меньше, но все равно впечатляет. 



 

Ну, а закончим токарным станком петровских времен, также привезенным из Эрмитажа. (Хотя первую свою токарную мастерскую Петр устроил, между прочим, все-таки в Москве). 


 

Выставка размещена в двух кремлевских залах – Успенской звоннице и Одностолпной палате Патриаршего дворца (начинать рекомендуется со звонницы). Продлится по 8 марта. 

 

Текст: Татьяна Пелипейко

Часть изображений любезно предоставлена пресс-службой Музеев Кремля.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире