07:58 , 13 февраля 2020

Парадоксы. Фейк-стейт конституционализм

Вся эта эпическая оперетта с принятием поправок, а официально — «поправки» (!) к конституции, конечно, несколько поражает непредвзятое и неподготовленное воображение.

С одной стороны, поправки, как это многократно уже показано, в действительности, зверски расширяют и без того раздутые полномочия российского президента, в том числе за счет сокращения полномочий представительной и региональной власти и организационного подчинения высших судов и прокуратуры президентской власти. С другой стороны, говорят эксперты, де факто, неформально эти полномочия в основном у президента итак имелись, хотя это и противоречило духу и букве конституции. В этом смысле поправки можно расценить как приведение текста конституции в соответствие с фактическим положением дел.

Но и это не так. Дело в том, что поправки вносятся в 3 – 8 главы конституции, но по смыслу противоречат положениям базовых 1 – 2 глав, которые имеют, согласно той же конституции, безусловный приоритет. В этом смысле положения 3 – 8 глав, противоречащие положениям 1 – 2 глав, по сути должны рассматриваться как юридически ничтожные и не действующие. Пункт 2 статьи 16 российской конституци прямо указывает, что «никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации», описанным в 1 главе.

Но, так как, согласно фактическому положению дел и новым поправкам, конституционный суд является карманным органом президентской власти, то, разумеется, противоречащие положениям 1 главы новые положения следующих глав будут признаны им не противоречащими и действующими. На этом предположении, в общем, и стоит новая конституционная конструкция.

Ситуация, в сущности, выглядит абсурдной. Фейк одного уровня (несоответствие фактического положения дел описанному в конституции) торжественно и помпезно заменяется на фейк другого уровня: положения конституции в ее первой части дополняются противоречащими им положениями последующих частей в ожидании, что подчиненный президентской власти конституционный суд будет стоять на страже непризнания этого противоречия.

Более того. Для того, чтобы придать «незаконным», противоречащим 1 и 2 главам поправкам большую легитимность как раз и проводится всенародное голосование по «поправке», в действительности являющейся суммой многочисленных разнородных поправок. Эти «поправки» вопреки всякому смыслу и очевидности названы «поправкой», чтобы можно было голосовать за них скопом и нельзя было выразить свое отношение к ним по-отдельности. А само это голосование должно как бы уравнять политический вес «незаконных» поправок с весом положений законных 1 и 2 глав. Но сам по себе такой порядок принятия поправок вступает в противоречие с порядком, установленным конституцией. То есть, чтобы вопреки содержанию 1 – 2 глав уравнять с ними в весе противоречащие им нормы 3 – 8 глав мы нарушаем нормы 9 главы.

Какой-то тотально фейковый конституционализм! Тут свободный ум приходит в состояние шок-недоумения: а на хрена это все? Вот эта имитация «права» путем нагромождения противоречий, подмен и надувательств? Зачем менять фейк одного типа на громоздкий новый фейк, проводить по нему всенародное голосование и объявлять это праздником нового конституционализма?

Ответ, по всей видимости, лежит в ценностно-доктринальной плоскости. Раньше мы просто не исполняли конституцию, а теперь мы будем жить при фейк-конституции. Раньше мы жили в условиях господства официальной доктрины права и неформально профанировали ее. А теперь мы будем жить в соответствии с доктриной фейк-права и полностью, последовательно ей соответствовать.

Как-то так.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире