Двадцать лет в стране выстраивается система подавления и репрессий. Крайне сомнительные, часто просто сфабрикованные дела стали распространенным средством запугивания и устрашения. В тюрьме уже был убит аудитор Сергей Магнитский; уже были двадцатилетние сроки для украинцев Олега Сенцова, Николая Карпюка и Станислава Клыха, обвиненных в терроризме без каких-либо доказательств; совсем недавно было «московское дело» и 19 осужденных на сроки до пяти лет за действия, в которых просто не было состава преступления, и это видела вся страна; продолжается дело «Нового величия», официально выдуманное в ФСБ.

На днях вынесли приговоры по делу «Сети»*: от 6 до 18 лет лишения свободы получили семь человек за якобы организацию «террористического сообщества». То, что дело «Сети»* сфабриковано, а признания выбивались под пытками, знают все, включая президента России, до которого информацию о пытках донесли на заседании Совета по правам человека. Как говорится, «передайте товарищу N: произошла чудовищная ошибка».

Выступая в суде с последним словом, Дмитрий Пчелинцев, осужденный по этому делу на самый длительный срок, 18 лет, сказал:

«Я никогда особо не интересовался ни политикой, ни правосудием, ничем таким. В принципе, в основном потому что мне не было это сильно интересно и я не думал, что когда-либо может стать, что я когда-нибудь с этим столкнусь. Но, однако, посидев два с лишним года в одиночной камере, я анализировал, как я вообще здесь оказался и что меня сюда привело. И естественно, я мог сделать только один вывод, который, я думаю, очевиден всем: мы действительно делали что-то не так всей страной. И чего-то не делали, хотя должны были, даже обязаны».

И действительно, если в стране становится едва ли не нормой открытая и беззастенчивая фальсификация уголовных дел и результатов выборов на всех уровнях, это значит лишь одно: мы что-то делаем не так всей страной. Абсолютное большинство людей не участвует в политике, не интересуется ею, не верит в возможность что-либо изменить в жизни страны. 

Хотя на волне временами возникающего возмущения многие люди готовы участвовать в протестных акциях, протест не становится политикой. Организаторы акций не предлагают ни программы, ни плана действий, ни лидеров, ни даже каких-либо среднесрочных целей (см. «Активизм и политика», октябрь 2019). С другой стороны, авторитаризм Путина — это форма правления, которая в первую очередь стремится лишить человека достоинства и уважения, уничтожить индивидуальность посредством страха и подавления. Тогда как истинная солидарная политика, истинное мужество, истинная сила — в совместной борьбе за будущее. Это единственный путь к защите реальных интересов народа и страны. При этом такая борьба не уничтожает личность, а выдвигает на передний план личностный потенциал. Но особенность путинской эпохи, как и ранее советско-сталинской, заключается прежде всего в отсутствии пространства для проявления мужества, силы и гражданской ответственности, то есть в отсутствии политики и сознательной деполитизации граждан страны («Участвовать в политике здесь и сейчас», февраль 2019).

В таком зачищенном от политики пространстве власти могут делать что угодно с законами, со страной, с людьми. Объявленные месяц назад Путиным изменения Конституции — это действие, направленное на формально-юридическое закрепление в Основном законе России концепции гибридного государства: смеси государства-мафии, авторитарного режима и номенклатурно-чиновничьей корпорации с имитационными демократическими институтами и карательной судебной системой. Взят курс на постепенное выдавливание из российской Конституции основ демократического государства и в итоге на полную замену главного документа страны. Речь идет уже не о векторе развития государства, а о цели — о том, во что Путин собирается превратить нашу страну.

Дела «Сети»* и «Нового величия», «московское дело» — похожих примеров можно найти сотни по всей России. Ну разве еще не понятно, куда ведут страну силовики, спецслужбы, Путин? Неужели еще не очевидно, что изменения в Конституции нужны лишь для того, чтобы закрепить этот путь формально-юридически на высшем уровне? Да, может показаться, что путинские поправки вроде бы не об этом. Однако, чтобы уже официально установить в России авторитарный тоталитаризм, достаточно просто отказаться от двух первых глав Конституции («Основы конституционного строя» и «Права и свободы гражданина и человека») или в значительной мере нейтрализовать их путем поправок, сделав Основной закон государства таким же гибридным, как и весь наш общественный строй.

Остановить окончательное превращение страны в номенклатурно-бюрократическую корпорацию невероятно трудно. Понимая, какие наступают времена, видя, с какой решимостью вождь гибридного переворота намерен исполнить задуманное и подавить оппонентов, многие испытывают страх, опасаясь за свой личный комфорт. Эта ситуация не новая. Российские элиты уже проглатывали и отказ от разумных реформ, и криминальную приватизацию 1990-х, и преступность двух чеченских войн, и увеличение президентского срока до шести лет, и аннексию Крыма, и войну в Сирии. Более того, сто лет назад именно так называемая элита общества отказалась встать на защиту государства от большевиков. Тогда, кстати, тоже утешали себя доводами о том, что «это не может длиться долго», что «чем хуже, тем лучше», что «неизбежный крах радикалов станет прологом к нормализации», презрительно отзывались об Учредительном собрании, разогнанном большевиками, а в целом думали переждать лихое время, сохранив себя для будущего. Результаты всего этого известны.

Теперь Путин предлагает принять поправки в Конституцию, которые откроют дорогу к современному тоталитарному государству. Сделать это планируется с помощью плебисцита, то есть опираясь на «волю народа». Как правило, репрессии и государственные преступления в авторитарных режимах осуществляются от имени народа. Поэтому Конституцию сегодня надо защищать так же, как свою свободу. Иначе прозрение может прийти слишком поздно. Процитирую осужденного по делу «Сети»* Дмитрия Пчелинцева еще раз:

«Я никогда особо не интересовался ни политикой, ни правосудием, ничем таким … и я не думал, что … когда-нибудь с этим столкнусь. Но, однако, посидев два с лишним года в одиночной камере, я … мог сделать только один вывод, который, я думаю, очевиден всем, — мы действительно делали что-то не так всей страной. И чего-то не делали, хотя должны были, даже обязаны».

В этой ситуации просто критиковать действия Путина — недостаточно. Посыпать голову пеплом и сокрушаться, что все пропало, — бессмысленно. Надеяться на то, что либо все это вас не коснется, либо найдутся другие, кто будет противостоять тоталитарной системе, — ошибочно. Сегодня очевидно как никогда: необходимо сознательно организованное, мирное и законное массовое политическое действие. Протестуйте против фальсификации уголовных и политических дел в судах! Разъясняйте опасность переписывания Конституции! Поддерживайте альтернативные поправки (см. «О защите Конституции», февраль 2019 )! Вступайте в партию «Яблоко»! #СвободуПолитзаключенным!

Оригинал

* — деятельность организации запрещена в России



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире